Звонок от дальнего родственника, у которого Рабинович гостил на прошлой неделе:
— Изя, вы знаете, после вашего отъезда ведь мы недосчитались 10 рублей!
— Абрам, как вы могли такое подумать на меня! Мне не надо ваших 10 рублей!
— Да нет, все в порядке, Изя, мы их потом нашли. Но знаете, какой-то неприятный осадок все же остался…

Спасибо вам, доктор. Вот вам три рубля за приём.
— Вообще-то, мой приём стоит десять рублей.
— Неужели? А мне сказали пять…

Кацман, вы мне должны сто рублей ещё с лета. Когда вы, наконец, собираетесь мне их вернуть?
— Так, дайте-ка я посмотрю в своей записной книжке… Ага, Гуревич — вычеркнут, Рабинович — вычеркнут, Коган — есть. Вот видите, всё правильно: Когану — сто рублей. Всё в порядке, не беспокойтесь.
— Да, но когда же я получу свой долг?
— Не волнуйтесь, всему свой черёд.
Через пару месяцев:
— Кацман, наконец-то! И долго же мне ждать своих денег?!
— Так, обождите секундочку… Посмотрим: Гуревич — вычеркнут, Рабинович — вычеркнут, Коган — есть. Вот видите, вы — есть. У меня так и записано: Когану — сто рублей! Чего же вы горячитесь?
— Да плевать я хотел на ваши записи, Кацман! Гоните деньги!
— Знаете, что я вам скажу, Коган? Если вы будете мне грубить, я ведь вас тоже вычеркну!

Старый еврей целыми днями сидит на базаре и торгует орехами.
— Покупаю стокилограмовый мешок орехов за сто рублей, — рассказывает он соседу, — иду на базар и продаю их по рублю за килограмм. В итоге, имею сто рублей.
— Ну и какой в этом смысл?
— Люблю шорох орехов…

Рабинович показывает дачу, которую продает, супружеской паре:
— Давайте поступим следующим образом: вы назовете цену, за которую хотите приобрести дом, мы от души посмеемся, а потом поговорим о деле.

Рабинович разбогател и купил огромный дом. К нему пришел знакомый, и Рабинович водит его по своему новому особняку:
— Вот гостиная… Это спальня… Это мой кабинет… А в этой столовой могут одновременно обедать — не приведи Господь! — пятьдесят человек.

Алло, это Одесса?
— А вы как думаете?
— Алло, это Рабинович?
— А что?
— Вы знаете, что в Нью-Йорке умер Ваш дядя?
— И всё мне?
— Вы знаете, сколько за ним долгов?
— Послушайте, куда вы звоните?

Хаим Рабинович и Сёма Кацман идут по улице. Вдруг Сёма поворачивается и говорит:
— Послушай, Хаим! А вот если у тебя было бы два «Мерседеса», ну таких, самых крутых, со всеми наворотами, знаешь, бар внутри и все такое — ты бы мне дал один?
— Сёмчик, дорогой! Сколько мы уже с тобой знакомы? Тридцать лет? Мы же с тобой друзья со школы. Так чего ты спрашиваешь? Конечно, если бы у меня было бы два таких «Мерседеса», один был бы точно для тебя.
Идут дальше. Опять Сёма поворачивается:
— А вот, Хаим, представь, что у тебя две шикарные яхты, совершенно одинаковые. Ты бы одну мне дал?
— Сёмчик, ну что ты задаешь такие вопросы? Мы же с тобой как братья, ты у меня свидетелем на свадьбе был, и на бармицве у моего сына, и вообще… Конечно, если бы у меня было бы две яхты, одну я тебе бы отдал.
Дальше идут. Вдруг опять Сёма поворачивается:
— А представь, Хаим, что у тебя было бы две курицы…
— Сёма, ну это уже нечестно. Ты ведь знаешь, что у меня есть две курицы.

Старый еврей дарит внуку ботинки:
— Возьми, Сёма, и носи аккуратно!
Через месяц Сёма прибегает к деду:
— Деда, твои ботинки порвались!
— Как, порвались?! Такую обувь испоганил! Мой отец эти ботинки десять лет носил, я — восемь лет носил, отец твой — шесть лет носил, а ты за один месяц уничтожил!

Вечер у Рабиновичей. Хозяйка подносит одной из дам тарелку с пирожными.
— Спасибо, я уже съела одно.
— Ну, допустим, не одно, а четыре, но кто вам считает?!

Мойша, сколько будет семьдесят плюс пятьдесят?
— Рубль двадцать.

Моня, дорогой, сколько лет, сколько зим! Может быть, по рюмочке коньячку за мой счёт?
— А почему бы и нет?!
— Ну, нет, так нет!

Внимание! Кликанье по кнопкам ниже повышает репутацию, харизму, потенцию, снимает порчу, избавляет от икоты и прыщей, а так же понижает давление и сахар.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Search